„етыре года назад горожане прощались с любимым ÷ентральным стадионом

ѕроститьс€ с легендарным стадионом, на чью долю выпали тыс€чи эффектных голов, сотни оглушительных побед и встреча с мастодонтами футбола из јнглии, пришло 13 (!) тыс€ч волгоградцев.

— ¬первые € оказалс€ здесь с отцом. Ёто было насто€щим счастьем дл€ мальчишки: взрослые впервые вз€ли с собой на футбол, повесили на шею шарф и научили кричалкам. ѕомню как сейчас: «Ѕольшой театр любит кто-то, а € люблю команду "–отор"», — вспоминал один.

— ј € помогал строить эту арену. ¬он там должно расти дерево, которое € в 1967-м еще сажал, — подключалс€ другой болельщик «–отора».

¬ день последнего матча на родном стадионе волгоградска€ арми€ фанатов была как никогда крепка — коль уж кричать, так до разрыва барабанных перепонок, а если болеть за родную команду, то как в финале чемпионата мира.

ѕропустить гол в трогательной игре волгоградские спортсмены просто не могли. » не пропустили. «абив единственный точный м€ч в ворота «≈нисе€», футболисты разбавили светлую грусть горожан радостными нотками.

— ћы расстаемс€, но ненадолго, — вз€ла слово бессменный диктор матчей волгоградского «–отора» ќльга ѕарамонова. — ¬ новом сезоне мы об€зательно встретимс€, и € оп€ть скажу по нашей старой традиции «—пасибо!».

Ќа прощание многие болельщики, видевшие легендарную игру местной команды с «ћанчестером» и не пропустившие ни одного матча, решили унести с собой частичку любимого стадиона — хоть старую синюю сидушку, от которой на светлых штанах могли по€витьс€ интересные узоры.

¬скоре за дело вз€лись рабочие. √ора обломков и строительного мусора наводила преданных фанатов на тоскливые мысли: слишком много воспоминаний у каждого волгоградца было св€зано с каждым креслом и с каждой трибуной родного ÷ентрального стадиона.

Ќе вспомина€ подробностей большой стройки, которую уже окрестили волгоградской стройкой века, скажем лишь, что на первый матч «¬олгоград јрена» организаторы игры продали больше дес€ти тыс€ч билетов. Ќа новую спортивную площадку крепка€ арми€ болельщиков пришла с шарфами любимого «–отора», но уже без газетки дл€ сидушки.