Четыре года назад горожане прощались с любимым Центральным стадионом

Проститься с легендарным стадионом, на чью долю выпали тысячи эффектных голов, сотни оглушительных побед и встреча с мастодонтами футбола из Англии, пришло 13 (!) тысяч волгоградцев.

— Впервые я оказался здесь с отцом. Это было настоящим счастьем для мальчишки: взрослые впервые взяли с собой на футбол, повесили на шею шарф и научили кричалкам. Помню как сейчас: «Большой театр любит кто-то, а я люблю команду "Ротор"», — вспоминал один.

— А я помогал строить эту арену. Вон там должно расти дерево, которое я в 1967-м еще сажал, — подключался другой болельщик «Ротора».

В день последнего матча на родном стадионе волгоградская армия фанатов была как никогда крепка — коль уж кричать, так до разрыва барабанных перепонок, а если болеть за родную команду, то как в финале чемпионата мира.

Пропустить гол в трогательной игре волгоградские спортсмены просто не могли. И не пропустили. Забив единственный точный мяч в ворота «Енисея», футболисты разбавили светлую грусть горожан радостными нотками.

— Мы расстаемся, но ненадолго, — взяла слово бессменный диктор матчей волгоградского «Ротора» Ольга Парамонова. — В новом сезоне мы обязательно встретимся, и я опять скажу по нашей старой традиции «Спасибо!».

На прощание многие болельщики, видевшие легендарную игру местной команды с «Манчестером» и не пропустившие ни одного матча, решили унести с собой частичку любимого стадиона — хоть старую синюю сидушку, от которой на светлых штанах могли появиться интересные узоры.

Вскоре за дело взялись рабочие. Гора обломков и строительного мусора наводила преданных фанатов на тоскливые мысли: слишком много воспоминаний у каждого волгоградца было связано с каждым креслом и с каждой трибуной родного Центрального стадиона.

Не вспоминая подробностей большой стройки, которую уже окрестили волгоградской стройкой века, скажем лишь, что на первый матч «Волгоград Арена» организаторы игры продали больше десяти тысяч билетов. На новую спортивную площадку крепкая армия болельщиков пришла с шарфами любимого «Ротора», но уже без газетки для сидушки.